October 5th, 2014

ЭССЕ О ПЕРВОЙ МИРОВОЙ

Оригинал взят у td_41 в ЭССЕ О ПЕРВОЙ МИРОВОЙ

Вчера, дойдя до крайней точки раздражения от невозможности получения информации от практически неработающего компа, разблокировала телевизор, который не включала уже полтора года.
И сразу получила две новости, о второй потом.
А первой было известие о проходящей в России мировой научной конференции по периоду Первой мировой в контексте, касающемся Российской империи.
Поскольку я, конечно, не буду знакомиться с выводами знатоков, занимающихся детализацией исторических событий до атомарного уровня, в чём не вижу никакого позитивного смысла, то сформулирую свой взгляд на этот исторический фрагмент с позиции укрупнённых тенденций.
Оттолкнусь для определения главных позиций от выводов гигантской аналитической работы Маркса.
Имеющая ограниченные глобализационные возможности модель мировой экономики основанная на правах частной собственности на орудия труда, действующая с начала цивилизации, снижает темп развития и в ближайшей перспективе ведёт к полной остановке оборота капитала в конкуренции на свободных рынках, поскольку все рентабельные для частного капитала территории им освоены.
И второй вывод, что человечество подошло вплотную к необходиммости для дальнейшего развития перейти к альтернативным правам собственности - общественному владению орудиями труда, открывающими неограниченные возможности для полноценной глобализации, включающей выравнивание в прогрессе всех мировых зон.
Но накопленный миром научный потенциал отплатил капиталистической цивилизации последним даром, создав некоторый потенциал развития.
Из рога изобилия НТП посыпались двигатель внутреннего сгорания, породивший паровоз, пароход, автомобиль, танк, авиацию.
И всё это венчалось электричеством, телеграфом и радио - проводной и беспроводной связью.
Это новые отрасли, новый рынок, хотя бы до насыщения стран-прогрессистов капиталистической экономики.
Дело было за малым.
Безусловному лидеру промышленного мирового капитала - Британской империи недоставало сырьевых и энергетических ресурсов.
И, если паровоз и пароход можно развивать на угольной тяге, то для автомобиля, танка, авиации нужна нефть., что в Европе в дефиците.
Рядом лежит богатейший дремлющий гигант, испокон веков не желающий делиться своими богатыми недрами, охраняемыми российской монархией в роли собаки на сене, не имеющей потенциала для внутреннего освоения и только приоткрывшим для мирового капитала узкую щёлочку концессий на кавказскую нефть и сибирские руды и золото.
Но это капля в море, задача стоит масштабнее, вычленить из РИ ресурсные регионы в полную собственность.
Идти на РИ с войной - чистой воды безумие, при том уровне вооружений это повторение наполеоновской авантюры, пехота и танки бритов также успешно завязнут в российской хляби и снегах, как и пехота и повозки на конной тяге наполеона.
Сценарий освоения российской кладовой иной.
Вывести российские войска на европейский плацдарм и истощить хилую экономику РИ - ни для кого не секрет, что в РИ практически нет ни государственной, ни частной военной промышленности, все её военные запасы закупные.
Поэтому воевать ей придётся, истощая складские запасы и пополняя вооружение закупкой у того же британскоого капитала.
Для этого необходимо так срежиссировать внутренние противоречия в Европе, где у БИ была постоянная забота подавления конкурентов, особенно постоянно рвущейся в лидеры Германии, чтобы российская монархия, связанная с рядом европейских государств определёнными отношениями и обязательствами, была вынуждена выбирать между войной и честью.
И рядом политических провокаций такая ситуация была создана.
Россия, как наёмник без оплаты, вступила в войну на чужой территории и за чужие интересы, погнав сонмы своего полукрепостного народа на безвинные жертвы.
Да, это была война на полное истощение РИ, странно слышать постоянно звучащие слова о том, что Россия была в одном шаге от победы и уж во всяком случае, должна была быть включена в число стран-победителей.
Это абсурдные заявления, РИ была изначальной жертвой войны, тельцом, предназначенным на заклание.
И самой главной жертвой войны для РИ должен был стать царствующий дом как единоличный владелец природных богатств, единственного, что привлекало мировой капитал в России, всё остальное было для него так же нерентабельно, как и для внутреннего производителя, слишком велики накладные расходы, никакая продукция с этой территории на мировых рынках неконкурентна.
Итак, к окончанию Первой мировой на европейском плацдарме РИ была полностью истощена экономически.
Здесь открываем второй, параллельный пласт событий внутрироссийской жизни, в котором мировой капитал был задействован также активно.
Это резкое оживление практически полностью ранее отсутствующей политической среды в России.
Политическое поле РИ сформировалось сразу как резко конфронтационное в двух плоскостях.
Все зародившиеся партии были оппозиционны монархии.
Это РСДРП, возникшая в контексте мирового коммунистического движения которая была оппозиционна царизму идеологически как столпу частной собственности.
И либеральные партии кадетов и эсеров, ратующие за свободу капитала от государственного вмешательства, ошибочно считавшие царизм преградой для развития капитализма в России.
Но дело было не в царизме, британская монархия не мешала развитию капитализма в БИ, а даже сама была одним из самых основных столпов капитала.
В России преграды для освоения её частным капиталом были следствием её объективных характеристик - суровой природы, протяжённости и мягкого грунта.
Третья политическая сила - БУНД - была на распутьи выбора дальнейшего пути, но в оппозицию царизму вписывалась жёстко, как партия единственной народности в России, имеющей ограничение гражданских прав.
На чьей стороне играл мировой капитал?
На мой взгляд, он однозначно играл на стороне коммунистической оппозиции.
Поддержка партий национального капитала была ему невыгодна, не было никакой гарантии, что свергнув монархию, российская буржуазия отберёт собственность царской семьи, а это не меняло статуса мирового капитала в России кроме как в формате концессий.
Вот коммунистическая партия свято выполнит Манифест и обобществит собственность.
Но только этого от неё и ждал мировой капитал.
Дальше вступал в силу следующий этап британского сценария.
Собственно, финансируя партию коммунистической ориентации, мировой капитал не внёс ничего нового, то, что мы сейчас называем цветными "революциями", никакими революциями не являются, а испокон веков используемая схема "смены власти без смены курса", когда перед освоением страны внешней силой предварительно расшатывалась внутренняя стабильность на активизации существующих противоречий - элитных, социальных, национальных или конфессиональных, затем конфликт переводился в фазу внутренней войны с внешней поддержкой более слабой стороны для максимального истощения, а затем внешняя сила внедрялась либо как завоеватель, либо как миротворец, но с полным подчинением новой власти своим интересам.
Вот такой привычный сценарий и должен был разыграться в России и он начал осуществляться после блестяще проведённой большевиками операции взятия власти и смены конституционных основ государства.
Гражданская война началась и внешняя сила выступила уже на стороне белого движения, осуществив интервенцию.
Всё шло как по нотам.
Но за единственным исключением - не была принята всерьёз чистая и светлая, понятная каждому пролетарию, крестьянину, солдату коммунистическая идея, открывавшая перед Россией совершенно новые горизонты и победить эту идею не удалось.
И Россия взмыла в стремительном развитии, а капиталу оставалось крепнуть на помощи новой цивилизации в развитии.
Так что результирующим итогом Первой мировой всё же можно считать победу коммунизма в России и это объективный факт.
В контексте этих рассуждений встаёт тёмный до сих пор вопрос убийства царской семьи, хотя конкретные исполнители истории известны.
Но встаёт вопрос - кому мешала семья отрекшегося царя?
Привычная адресация вины большевикам неубедительна, царская семья после установления конституционных прав общественной собственности больше ничем в России не владела и если бы она перебазировалась в Европу, возражений не было бы.
Но сама Европа не собиралась принимать её, поскольку для западного мира отъём собственности царского дома считался нелегитимным, запад не терял надежды на восстановление в СССР капитализма и тогда препятствовать претензиям Романовых на свою собственность было бы невозможно.
Для большевиков Романовы не были и символом, флагом Термидора, поскольку вся Европа была наводнена их ближайшими родственниками и наследниками, каждый из которых мог в нужный момент подхватить упавший герб.
Так что, единствененый заинтересованный игрок - мировой капитал, персонифицированный в то время в Британской империи.
Исполнителей акции не надо было даже подкупать надо было только убедить в опасности возврата царизма, а это было легко, учитывая ментальную ненависть к царизму еврейских революционеров.