Category: техника

Category was added automatically. Read all entries about "техника".

Маршал Великий Полководец

В Болгарии например- член ЕС, никто не выбирает губернаторов! А что сказать про гигантскую Россию

Тоже самое происходит и с выборами руководителей европейских структур,их выбирают т.н. евродепутаты.То есть это замкнутая система. "Прямая демократия" наверно подходит для крохотной Швейцарии,но для России вряд ли ....
------------------------------------------------------------------------
В России в 2011 г. сислибы во власти вернули выбор губернаторов и беспредел налицо,а именно низкая эффективность администрации и феодальное срастание местных элит.Как и ожидалось. Мое личное мнение: выборы губернаторов-это ошибка.Любой мошенник может стать губернатором,купив свое место в  политике.
Существует мощный арсенал  индикаторов и практических показателей ,который в состоянии дать более или менее объективную оценку работы местной администрации.А дальше президент решает.
Выборы никому не нужны.

Никого конкретно не обвиняю из местных руководителей.
Маршал Великий Полководец

Радиолампа наносит ответный удар: крошечный электровакуумный транзистор НАСА 460 ГГц

Электроннный ламп наносит ответный удар: крошечный вакуумный транзистор НАСА 460 ГГц, который может однажды заменить кремниевые полевые транзисторы.

Еще в первые дни цифровых вычислений (1940-х и 50-х годов) компьютеры были сделаны из вакуумных ламп - больших, горячих, неуклюжих устройств, которые, когда вы дошли до этого, были по сути прославленными лампочками. Вот почему первые компьютеры, такие как ENIAC, весили более 27 тонн и потребляли больше энергии, чем маленький город. Позже, очевидно,электровакуумные лампы/радиолампы/ были заменены  твердотельным транзистором, - который позволил создавать меньшие, более быстрые, более дешевые и более надежные компьютеры. Впрочем, перенесемся в 2014 год, и полевой транзистор CMOS (FET) начинает показывать свой возраст. Мы в значительной степени достигли предела сокращения кремниевых транзисторов, и они не могут работать на скоростях, намного превышающих несколько гигагерц. Вот почему Исследовательский центр Ames НАСА возвращается в будущее со своим новым вакуумным транзистором - электровакуумной лампой нанометрического масштаба, которая в ранних испытаниях достигла скорости до 460 ГГц.


Оригинальный триод вакуумной  лампы , основной строительный блок ранних компьютеров, состоит из трех отдельных элементов внутри стеклянной колбы. У вас есть катод в середине, который испускает электроны; сетка вокруг катода; и анод вокруг снаружи. Когда на сетку подается напряжение, электроны свободно протекают через вакуум от катода к аноду. Функционально он идентичен тому, как работает современный твердотельный транзистор (вентиль, который контролирует поток электричества от источника к стоку). Основная проблема, однако, заключалась в том, что катод должен был нагреваться нитью накала, чтобы он испускал электроны, а там, где есть тепло, расходуется много энергии и много износа. Как вы, возможно, знаете, для старых компьютеров на трубках было обычным делом выходить из строя каждые несколько часов при сгорании трубки.

Таким образом, в любом случае, высокие эксплуатационные расходы и разочарование в связи с эксплуатацией компьютера на трубчатой ​​основе в конечном итоге были устранены благодаря открытию процессов, которые позволили обеспечить дешевое и обильное производство интегральных микросхем с твердотельными МОП-транзисторами. И за последние 40 лет или около того мы не оглядывались назад. До настоящего времени.







Исследовательский центр Эймса в течение многих лет работал над транзистором с вакуумным каналом, который, по сути, представляет собой вакуумную трубку, которая может быть изготовлена ​​с использованием технологий CMOS. Ничего нового нет. Электронные источники притягиваются через вакуум из источника при подаче тока на затвор (см. Схему). Благодаря использованию электронной эмиссии, транзитным и вакуумным каналом не требуется источник тепла. Важно отметить, что они также не требуют вакуума - вместо этого они используют гелий (он достаточно редок, и у электронов практически нет шансов столкнуться с атомами гелия, пока они пересекают зазор в нескольких нанометров между эмиттером и стоком). Воздушный зазор намного быстрее, чем если бы они проходили через электрод затвора.

В целом, эти транзисторы с вакуумным каналом, как ни странно звучат, на удивление осуществимы. Они могут быть изготовлены с использованием существующих процессов. Гелиевая упаковка более сложная в изготовлении, но исследователи НАСА считают, что методы, используемые для упаковки современных микроэлектромеханических датчиков (гироскопов, акселерометров), должны подходить и для их неортодоксальных транзисторов. В ранних испытаниях транзистор с вакуумным каналом мог работать на частоте 460 ГГц - примерно в 10 раз быстрее, чем обычный полевой транзистор на основе кремния (и сопоставим со скоростями, на которых мог бы работать графеновый транзистор). Нет никаких сведений о том, позволят ли эти вакуумные транзисторы создавать небольшие современные аудиоусилители, которые звучат как оригинальные ламповые усилители - но возможно.

Двигаясь вперед, НАСА сталкивается с обычным камнем преткновения, с которым сталкиваются все новые передовые технологии: в лаборатории он построил один транзистор с вакуумным каналом, и теперь пришло время попробовать собрать большое их количество на одном кристалле. Исследователи НАСА достаточно позитивно оценивают свои шансы - но на самом деле, пока они не приступят к этому, кто знает, с какими проблемами они могут столкнуться? В любом случае, добавьте транзисторы с вакуумным каналом к довольно удивительному (и быстро растущему) списку потенциальных методов преодоления теоретических пределов кремния.

https://www.extremetech.com/extreme/185027-the-vacuum-tube-strikes-back-nasas-tiny-460ghz-vacuum-transistor-that-could-one-day-replace-silicon-fets
Маршал Великий Полководец

Как ЦРУ создавало Google

http://d-russia.ru/kak-cru-sozdavalo-google.html

В 1994 году, когда был создан «Горный форум» под эгидой управления министра обороны, управления оценки сетей и DARPA, два молодых аспиранта Стэнфордского университета – Сергей Брин и Лари Пейдж – сделали свою прорывную разработку в области первого поиска в Интернете (это ошибка – Google был далеко не первой поисковой машиной в Сети, ему предшествовали Altavista, Yahoo и др. — ред) и ранжирования веб-страниц. Это приложение стало ядром того, что в конечном итоге образовало сервис поиска Google. Брин и Пейдж выполняли свою работу при финансировании со стороны Инициативы цифровой библиотеки (DLI) – межведомственной программы Национального научного фонда, NASA и DARPA.

Но это лишь одна часть истории.

На протяжении всей разработки поискового механизма Брин регулярно и напрямую докладывал о работе двум лицам, которые вообще не являлись преподавателями Стэнфордского университета – д-ру Бхавани Турайсингхам (Bhavani Thuraisingham) и д-ру Рику Стейнхейзеру (Rick Steinheiser). Оба они были представителями исследовательской программы двойного назначения по информационной безопасности и анализу данных, проводимой разведывательным сообществом США.

Сегодня Турайсингхам является заслуженным профессором фонда Луис Бичерл (Louis A. Beecherl) и исполнительным директором Института исследований кибербезопасности Техасского университета в Далласе, признанным экспертом в области анализа данных и информационной безопасности. Но в 90-е годы прошлого века она работала в MITRE Corp. – ведущем оборонном подрядчике США, где возглавляла инициативу Систем массивных цифровых данных (MDDS) – проект, спонсированный АНБ и ЦРУ для содействия инновационным исследованиям в сфере IT.

«Мы финансировали Стэнфордский университет через учёного-компьютерщика Джеффри Ульмана (Jeffrey Ullman), у которого несколько перспективных студентов выпускных курсов работали по многим захватывающим темам», — сказала мне проф. Турайсингхам. «Брин – основатель Google – был одним из этих студентов. Программа MDDS разведывательного сообщества по существу обеспечивала Брину начальное финансирование, которое было дополнено многими другими источниками, в том числе из частного сектора».

Такой способ финансирования не является чем-то необычным, и тот факт, что Брин смог получить его, будучи студентом-выпускником Стэнфорда, видимо, является случайностью. В то время Пентагон присутствовал повсюду в области компьютерных исследованиях. Тем не менее, это подчеркивает, насколько глубоко укоренилась культура Кремниевой долины в ценностях разведывательного сообщества США.

В поразительном документе, размещённом на веб-сайте Техасского университета, Турайсингхам вспоминает, что в период с 1993 по 1999 год «разведывательное сообщество запустило программу Систем массивных цифровых данных (MDDS), которой я руководила от лица разведывательного сообщества, когда работала в MITRE Corporation». По этой программе финансировались 15 исследовательских проектов в разных университетах, в том числе в Стэнфорде. Целью программы была разработка технологий просеивания данных объёмами от нескольких терабайт до петабайта, в том числе для «управления запросами, транзакциями, хранением и интеграцией данных».

Одно время Турайсингхам была главным научным руководителем направления управления данными и информацией в компании MITRE, где она возглавляла совместные научно-исследовательские проекты для АНБ, ЦРУ, Научно-исследовательской лаборатории ВВС США, а также для командования боевых систем космического и морского базирования армии США (SPAWAR) и командования системами связи и электроники (CECOM). Она продолжила далее карьеру, преподавая на курсах обучения анализу данных для борьбы с терроризмом, проводимых для государственных чиновников и оборонных подрядчиков США.

К своей статье для Техасского университета она приложила краткое содержание программы MDDS разведывательного сообщества США, которое было представлено на ежегодном симпозиуме разведывательного сообщества в 1995 году. Там указывается, что основными спонсорами программы MDDS, которая функционировала при директоре ЦРУ, были три агентства: АНБ, департамент исследований и разработок ЦРУ, штаб управления сообщества (CMS) разведывательного сообщества США. Администраторами программы, которая обеспечивала финансирование в объёме 3–4 миллионов долларов в год на 3–4 года, назывались Хал Каран (Hal Curran) из АНБ, Р. Клутц (CMS), д-р Клаудиа Пирс (Claudia Pierce) из АНБ, д-р Рик Стейнхейзер (Rick Steinheiser) из департамент исследований и разработок ЦРУ, сама д-р Турайсингхам.

Турайсингхам далее в своей статье повторяет, что эта совместная программа АНБ и ЦРУ частично финансировала Брина при разработке ядра Google через грант Стэнфорду, который управлялся куратором Брина – проф. Дж. Ульманом:

«Фактически основателя Google Брина финансировала частично эта программа, когда он был аспирантом в Стэнфорде. Вместе с его куратором Дж. Ульманом и моим коллегой в MITRE д-ром Крисом. Клифтоном (Chris Clifton), главным научным руководителем по IT в Mitre, он разработал систему групповых запросов (Query Flocks System), которая давала решения для просеивания больших объёмов данных. Я вспоминаю поездки в Стэнфорд с д-ром Стейнхейзером из разведывательного сообщества, когда Брин подъезжал на роликовых коньках, отдавал презентацию и уматывал. Реально, на последней нашей встрече в сентябре 1998 года, Брин показал нам свой поисковый механизм, который стал вскоре ядром Google».

Брин и Пейдж официально учредили Google как компанию в сентябре 1998 года, в том же месяце, когда они последний раз отчитались перед Турайсингхам и Стейнхейзером. Механизм групповых запросов стал также частью запатентованной Google поисковой системы «PageRank» (ранжирование страниц), которую Брин разработал в Стэнфорде по программе MDDS-АНБ-ЦРУ, а также при финансировании от Национального научного фонда (NSF), IBM и Hitachi. В том же году проф. Клифтон из MITRE, который работал вместе с Турайсингхам в разработке системы групповых запросов, стал соавтором работы вместе с куратором Брина проф. Ульманом и Стейнхейзером из ЦРУ под заголовком «Распознавание знаний в тексте», которая была представлена на научной конференции.

«Финансирование по программе MDDS, которое поддерживало Брина, было значительным в той степени, в которой осуществляется посевное финансирование, но его, вероятно, превосходили другие потоки финансирования», — говорит Турайсингхам. «Срок финансирования для Брина был два года или около этого. В этот период я и мои коллеги по программе MDDS навещали Брина в Стэнфорде и отслеживали его продвижения раз в три месяца или где-то так. Мы на самом деле не контролировали его, но мы проверяли, насколько он продвинулся, указывали на возможные проблемы и предлагали идеи. На этих встречах Брин действительно представил нам исследование групповых запросов и продемонстрировал версии поискового механизма Google».

Таким образом, Брин регулярно отчитывался перед Турайсингхам и Стейнхейзером о своей работе по созданию Google. Действительно, в нескольких стэнфордских работах Брина и Пейджа содержатся ссылки на программу MDDS. В статье Брина и Пейджа, опубликованной в 1998 году, описывалась автоматизация методов извлечения данных из веба посредством «двойного итерационного извлечения моделей взаимосвязей», разработка «глобального ранжирования веб-страниц, названного PageRank», и использования PageRank «для создания нового механизма поиска, названного Google». В сноске во введении Брин подтверждает, что он «частично поддерживался программой массивных цифровых данных штаба управления сообществом» через грант фонда NSF, подтверждая тем самым, что программа MDDS-АНБ-ЦРУ предоставляла своё финансирование через Национальный научный фонд.

Этот грант, в котором Брин указан в числе поддерживаемых студентов (без упоминания программы MDDS), отличался от гранта научного фонда Пейджу, который включал финансирование от DARPA и НАСА. Отчёт проекта, составленный куратором Брина проф. Ульманом, утверждает в разделе «Знаки успеха», что «имеются несколько примеров новых стартапов на основе поддерживаемых фондом NSF исследований». В разделе отчёта «Последствия проекта» указывается: «И, наконец, проект Google также стал коммерческим в виде Google.com.»

Воспоминания Турайсингхам, таким образом, показывают, что программа MDDS-АНБ-ЦРУ не только финансировала Брина на всём протяжении работы с Пейджем при разработке Google, но что высокие представителя разведки США, включая сотрудника ЦРУ, следили за развитием Google на всём пути до момента готовности компании к официальной регистрации. В то время Google снабжался «значительным» объёмом посевного финансирования и обеспечивался наблюдением со стороны Пентагон, ЦРУ, АНБ и DARPA.

Минобороны не комментирует это.

Когда я попросил проф. Ульмана подтвердить, финансировался или нет Брин в рамках программы разведывательного сообщества MDDS, и знал или нет Ульман, что Брин регулярно знакомит Стейхейзера из ЦРУ с ходом работ по разработке механизма поиска Google, Ульман ответил уклончиво: «А можно мне узнать, кого вы представляете, и почему вас это интересует? Кто ваши источники?» Он также отрицал, что Брин сыграл значительную роль в разработке системы групповых запросов, хотя из научных работ Брина ясно, что воспользовался этими наработками в совместной с Пейджем разработке системы ранжирования страниц PageRank.

Когда я спросил Ульмана, отрицает ли он роль разведывательного сообщества США в поддержке Брина при разработке Google, Ульман сказал: «Я не собираюсь удостоить вниманием этот бред, отрицая его. Раз вы не хотите объяснить ни ваши теории, ни то, что именно вы хотите доказать, я не стану вам помогать ни в малейшей мере».

Краткое описание программы MDDS, опубликованное в Интернете на странице Техасского университета, подтверждает, что обоснование этого проекта ЦРУ-АНБ заключалось в «обеспечении посевного финансирования для разработки технологий управления данными, которое несёт высоки риски, но даёт высокую отдачу», в том числе методы «запросов, обзора результатов и фильтрации; обработки транзакций; методы доступа и индексации; управление метаданными и моделирование данных; интеграция неоднородных баз данных, а также разработка соответствующих архитектур». Конечной целью программы было «обеспечение доступа и сплав массивных объёмов данных, информации и знаний в неоднородную среду в реальном времени» для использования Пентагоном, разведывательным сообществом и потенциально всем правительством.

Эти выводы подтверждают утверждения Роберта Стили (Robert Steele), бывшего высокопоставленного офицера ЦРУ и гражданского заместителя директора и основателя управления разведывательной деятельности корпуса морской пехоты, у которого в прошлом году я взял интервью для газеты Guardian по вопросам разведывательной информации в открытых источниках. Ссылаясь на источники в ЦРУ, Стили в 2006 году сказал, что Стейнхейзер и его старые коллеги были основным звеном связи ЦРУ с Google, и организовали финансирование этой инновационной IT-фирмы на начальном этапе. В то же время основатель журнала Wired Джон Бателль (John Batelle) сумел получить следующее официальное опровержение от пресс-секретаря Google в ответ на утверждения Стили: «Утверждения, относящиеся к Google, абсолютно недостоверны».

К данному моменту, несмотря на многочисленные запросы и беседы, пресс-секретарь Google отказывается от комментариев.

Уже после публикации материала директор по корпоративным коммуникациям Google связался со мной и попросил включить в исследование следующий текст:

«Сергей Брин не был участником программы системы «групповых запросов» в Стэнфорде, и ни один из его проектов не финансировался разведывательными органами США».

А вот что я написал в ответ:

«Мой ответ на данное утверждение следующий: Брин лично в своём собственном научном труде выражал благодарность за финансирование от штаба управления сообществом в рамках инициативы систем массивных цифровых данных (MDDS), которое обеспечивалось через национальный научный фонд (NSF). MDDS была программой разведывательного сообщества, созданной ЦРУ и АНБ. У меня есть также письменное свидетельство, как указано в данной статье, от проф. Турайсингхам из Техасского университета, что она руководила программой MDDS от имени разведывательного сообщества США, и что она и Стейнхейзер из ЦРУ встречались с Брином каждые три месяца или около того в течение двух лет с целью ознакомления с ходом Брина работ по разработке Google и PageRank. Работал ли Брин по системе групповых запросов, к делу не относится.

В связи с этим, возможно, вам были бы интересны следующие вопросы:

1) Отрицает ли Google, что работа Брина была частично профинансирована программой MDDS через грант от научного фонда NSF?

2) Отрицает ли Google, что Брин регулярно отчитывался перед Турайсингхам и Стейнхейзером в период с примерно 1996 года по 1998 год до сентября названного года, когда представил им поисковый механизм Google?

Читать вторую >> и третью часть отчета >>

Процессор будущего станет прозрачным, жидким или даже живым



Кремний – материал старый, как сама планета Земля. Наши предки делали из него каменные топоры, а мы изготавливаем из него процессоры – столь же топорные и малоэффективные. Кремний несколько десятилетий служил основным сырьем для микроэлектроники, но теперь он превратился в тормоз на пути прогресса: его особенности уже не позволяют наращивать производительность чипов. Преемника ищут давно, и список кандидатов велик, ведь транзисторы можно создавать на основе любого соединения, обладающего свойствами полупроводника. При этом переход к альтернативным материалам не означает простой замены носителя: они предлагают совершенно новые возможности, позволяя отказаться от бинарной логики, осуществлять передачу данных со скоростью света, использовать вместо электрических сигналов химические реакции... Или даже сделать компьютеры в прямом смысле живыми и самовосстанавливающимися.

Гетеро лучше, чем гомо

Согласно известному закону Мура, число транзисторов на чипе стандартного размера (а от их количества зависит скорость обработки информации) должно удваиваться каждые два года. Впрочем, никакой это не закон, а всего лишь эмпирическое наблюдение, сделанное в 1965 году одним из основателей Intel – Гордоном Муром, анализировавшим ход инженерной мысли. Ученый не ошибся: его закон ни разу не нарушался в течение более чем полувека. Но сегодня кремниевые чипы вплотную подошли к пределу своих возможностей. «Рассеивание тепла на классических чипах достигает нескольких сотен ватт на квадратный сантиметр, – говорит научный сотрудник кафедры вычислительной математики и программирования МАИ Владимир Винников. – Отвод тепла от единичного транзистора превращается в неразрешимую проблему». Да и наращивать скорость вычислений уже сложно из-за относительно низкой подвижности носителей заряда в кремниевой пластине. Ближайшие претенденты на трон короля транзисторов – германий и арсенид галлия. И тот и другой – далеко не новички в микроэлектронике. Германиевые полупроводники 30-40 лет назад применялись во всех радиоприборах, пока их не вытеснили кремниевые, технология изготовления которых оказалась дешевле. Однако теперь германий и арсенид галлия превосходят кремний по соотношению «цена – эффективность»: чипы на их основе могут работать в разы быстрее. «Да и дороже такие схемы только потому, что еще не отточены технологии их создания», - уточняет заместитель декана факультета наук о материалах МГУ Евгений Гудилин. Так, если делать чипы не из одного материала, а на основе гетероструктуры, где чередуются слои кремния и арсенида галлия, производство заметно удешевится.

Гетероструктуры позволят отказаться и от традиционной бинарной логики, на которую обрекали нас кремниевые процессоры: благодаря им можно создавать несколько пороговых значений заряда, реализуя троичную и даже четверичную логику. Это дает новые возможности разработчикам искусственного интеллекта. Дело в том, что, в отличие от кремниевых, которые могут работать исключительно с цифровым сигналом, схемы на основе арсенида галлия способны принимать и обрабатывать аналоговые сигналы. Последние 10 лет наблюдалась тенденция к переводу всей аналоговой связи в цифровой формат, но использование этого альтернативного материала может породить обратный тренд. Ведь сейчас при передаче информации, например, с помощью беспроводных технологий аналоговый сигнал сначала преобразуется в «цифру», а затем снова в аналоговый. Арсенид галлия избавит от этого вынужденного мартышкиного труда. А поскольку техника становится по большей части беспроводной, востребованность аналоговых чипов будет только расти.

Light-вариант

Также арсенид галлия поможет осуществить давнюю мечту электронщиков – использовать для кодирования логических единиц не электроны, а фотоны: в отличие от кремния, он способен излучать свет. «Оптические чипы – новое поколение, которое может заменить предыдущие технологии, – отмечает руководитель по развитию бизнеса IBM в России и СНГ Майкл Вирт. – Передача сигнала с помощью света окажется более эффективной и не будет создавать электромагнитных помех, что позволит увеличить плотность интеграции транзисторов». При этом разные световые пучки могут свободно проходить по одной и той же области пространства, при пересечении не сбивая сигналы друг друга (поскольку у фотонов нет электрического заряда). И если рабочая частота самых современных опытных кремниевых процессоров составляет около 10 ГГц, то процессор на основе арсенида галлия может работать и на 100 ГГц, и даже на 1 ТГц.................................................
http://rbcdaily.ru/magazine/business/562949988486777

Среднесрочное и текущее индикативное планирование

Индикативное планирование, является основным рабочим инструментом по реализации целей, поставленных в стратегическом плане развития страны с учетом конкретно складывающейся экономической и социально-политической ситуации. Индикативное планирование есть процесс формирования системы параметров (индикаторов), характеризующих состояние и развитие экономики страны, соответствующие государственной социально-экономической политике, и установления мер государственного воздействия на социальные и экономические процессы с целью достижения указанных индикаторов.

Опыт ряда стран свидетельствует, что индикативное планирование (ИП) в условиях рыночной экономики оперирует прежде всего параметрами макроэкономического ряда. ИП рассматривается как основной компонент в системе государственного регулирования экономики, и его использование предполагает рациональное сочетание механизмов рыночного саморегулирования и централизованно-указующего регулирования.

Выдающий вклад в становление теории и практики индикативного планирования внес в 1922-1925 гг. Н.Д.Кондратьев, однако его идеи не получили по политическим и иным причинам реализации в российской практике. Применительно к нынешней мировой практике принято считать, что основы индикативного планирования в системном виде были изложены К. Ландауэром в книге "Теория национального экономического планирования" (1944). Уже тогда отмечены следующие признаки индикативного плана:

план формируется в результате сознательной, координирующей деятельности государства совместно со всеми заинтересованными сторонами (агентами);

  • принятие плана путем широкого и свободного обсуждения предполагает тем не менее соблюдение принципа приоритета решений, соответствующих интересах всего общества, а не отдельных агентов в ущерб общегосударственным интересам;

  • цели плана и мероприятия по их достижению должны быть выбраны таким образом, чтобы обеспечивалась максимальная эффективность использования ресурсов;

  • план должен быть сбалансирован по всем ресурсам.

Индикативное планирование получило особо активное распространение сразу после второй мировой войны и прошло в своем развитии через различные формы. В литературе выделяют три формы ИП, отличающиеся по времени появления и степени зрелости механизмов планирования – конъюнктурная, структурная и стратегическая1.

Исторически первой формой индикативного планирования является конъюнктурная форма. Под термином "конъюнктура" здесь подразумевается совокупность условий и факторов, определяющих социально-экономическую ситуацию. Основная функция данной формы планирования заключается в улучшении экономической конъюнктуры и обеспечении относительно сбалансированного развития экономики путем комплексного использования бюджетно-финансовых, денежно-кредитных и прочих макрорегуляторов.

Более развернутой и совершенной формой индикативного планирования является структурная форма, которая предусматривает распространение плановой деятельности на мезо- и микроуровень национальной экономики. Акцент делается на обеспечение реализации государственной структурной политики в отношении отдельных регионов, отраслей и секторов экономики путем соответствующего согласования планов и интересов предприятий и государства, путем контрактных отношений и др.

Структурная форма индикативного планирования возникает тогда, когда в рамках селективной структурной политики внимание обращается на территориальный разрез индикативных планов, и для влияния на эти параметры используются механизмы льготных кредитов, налоговых льгот и другие меры государственной поддержки в отношениях с региональными органами управления и частными предприятиями.

Стратегическая форма индикативного планирования предполагает еще более глубокое согласование интересов субъектов всех уровней национальной экономики. Особенностью данной формы ИП является значительное расширение временного горизонта индикативных планов и максимальная их интеграция с долгосрочной общенациональной экономической политикой. Важнейшая функция ИП – концентрация и реализация стратегических планов и национальных программ и проектов и обеспечение сбалансированности динамики всей экономики, взаимодействия технологических укладов.

На базе индикативного планирования создается действенный механизм обеспечения согласия в обществе относительно целей и ориентиров социально-экономического развития страны. Правительства воздействуют в рамках ИП на экономическое развитие скорее посредством координации и обеспечения информацией, чем путем принятия прямых решений и выдачи указаний. В результате обмена планами и информацией между правительством и частными предпринимателями должна выявляться оптимальная схема предполагаемого экономического роста. Можно утверждать, что основной функцией индикативного планирования является информационно-ориентирующая, которая одновременно выступает и как мотивационная функция.

Индикативный план предусматривает разные степени воздействия со стороны государства на частные предприятия и на предприятия государственного сектора. Этот порядок при всей неотработанности пока механизма прогнозирования и планирования существует и в России. Например, согласно Федеральному закону РФ "О государственном прогнозировании и программах социально-экономического развития Российской Федерации" от 20 июля 1995 г. правительство Российской Федерации одновременно с представлением проекта федерального бюджета должно особо представлять Государственной Думе намечаемые проектировки развития государственного сектора экономики. Теперь это реализуется путем представления плана развития государственного и муниципального секторов экономики.

Однако было бы неправильным превращать индикативный план применительно к государственному сектору в аналог централизованного государственного плана, составлявшегося в советское время. Индикативные планы не должны сковывать предпринимательскую инициативу государственных предприятий, они призваны влиять на нужные результаты преимущественно через мотивацию предприятий и договорные механизмы. Информационно-ориентирующая и мотивационная функции индикативного плана — мощный ресурс управления экономическими агентами в рыночной системе координат. Это свидетельствует о наличии больших преимуществ у индикативных планов перед планами директивными. В то же время план предусматривает прямые вложения бюджетных ресурсов в реализацию социальных национальных проектов, в обеспечение обороноспособности страны и в решение других стратегических задач.

По временнoй протяженности индикативные планы разделяются на среднесрочные (на период 3-6 лет) и краткосрочные (годичные). Взаимосвязь между ними понятна: годичные планы являются конкретизацией среднесрочных индикативных проработок, и они отличаются большей детализацией параметров, а также меньшим разбросом интервально устанавливаемых индикаторов. В условиях усиления глобальных взаимосвязей в мире возникает потребность в прогнозах и планах большего горизонта. Поэтому именно среднесрочные (а не годовые) индикативные планы становятся основной, системообразующей точкой реализации стратегических планов. В едином режиме со среднесрочными индикативными планами должны разрабатываться и уточняться наборы федеральных целевых программ, а также региональные индикативные планы и целевые программы. Все эти проектировки должны осуществляться в режиме постоянного взаимодействия с корпорациями, предприятиями.

Разработка индикативных планов не может вестись изолированно от процессов бюджетирования. Известно, что в России федеральные бюджеты, как и бюджеты субъектов федерации, до сих пор в основном разрабатывались в режиме годичного цикла. В этих условиях все программы и планы с государственным участием получали ресурсное обеспечение в привязке к технологиям принятия годовых бюджетов, что во многом обесценивало среднесрочные программы и планы. В большинстве стран мира ныне бюджетные разработки делаются в расчете на двух-, трехлетние взаимопереходящие циклы. Причем принято разделять бюджет на две части – на оперативную и капитально-инвестиционную, что делается ради обеспечения приоритетности и стабильности долговременных инвестиционных расходов. В России также наметились в организации бюджетного процесса перемены. Согласно принятому Правительством РФ 15 апреля 2004 г. решению бюджет на каждый очередной финансовый год должен быть составной частью ежегодно обновляемого и смещаемого на один год вперед многолетнего (как правило, трехлетнего) финансового документа. Это, с одной стороны, призвано обеспечивать преемственность государственной политики и предсказуемость распределения бюджетных ассигнований и, с другой стороны, позволяет вносить в них по четкой и прозрачной процедуре ежегодные корректировки в соответствии с целями государственной политики и условиями их достижения. С 2008г. вводится практика трехлетнего бюджетного планирования.

Особо хочется обратить внимание на органическую взаимосвязь разработки и реализации индикативных планов с механизмами формирования и осуществления промышленной политики страны. Мы выделяем промышленную политику из всей совокупности форм и разновидностей политики государства по развитию национальной социально-хозяйственной системы в силу того, что именно она концентрированно выражает инновационно-созидательные возможности стратегической линии государства. И в этой связи на приводимой далее схеме (рис. 3.1) взаимосвязей индикативных планов с другими компонентами механизма стратегического развития промышленная политика изображена как политика инновационно-промышленная.
Рис.2.1. Взаимосвязи индикативных планов с другими компонентами механизма стратегического развития страны



Активная промышленная (инновационно-промышленная) политика означает высокую готовность общества к восприятию новых технологических возможностей и обеспечение всякий раз наиболее точных и социально приемлемых решений относительно приоритетов на будущее. Национальные проекты и программы становятся одновременно и обоснованными в социально-экономическом смысле, и насыщенными наиболее прогрессивными научно-технологическими решениями. Соответственно, повышается социальная обоснованность и научно-технологический уровень конкретных целевых программ.

Среднесрочные индикативные планы благодаря их оплодотворению идеями социально-экономической и инновационно-промышленной политики превращаются в мощный фактор повышения наукоемкости всего процесса социально-экономического развития. А это становится устойчивой базой структурных сдвигов, обеспечивающих нарастание в каждом цикле общественного воспроизводства доли добавленной стоимости в объеме совокупного продукта.

Непосредственное воплощение национальной долговременной стратегии и индикативных планов в делах по социально-экономическому развитию страны происходит (как показано на рис. 3.1) через действие корпораций (предприятий), через федеральные целевые программы, а также через региональные индикативные планы и целевые программы. Причем и корпорации (предприятия), и региональные структуры являются при изложенном подходе также активными участниками самого творческого формирования индикативных планов федерального уровня.

Успех индикативного планирования и систем программирования социально-экономического развития в решающей степени определяется способностью правительств интегрировать стратегические подходы отдельных экономических агентов вокруг общенациональных целей и интересов.

Государственное планирование – это не только макроэкономический прогноз и не просто совокупность мер промышленной и региональной политики, а прежде всего процесс общественного обсуждения условий нового выбора для экономики и общества в целом, это процесс достижения согласия по поводу перспектив между фирмами, гражданами и правительственными инстанциями.

Индикативное планирование реализуется в условиях функционирования рынка и одновременного функционирования предприятий и организаций государственной, частной и смешанной форм собственности. С помощью такого планирования осуществляется реализация конкретных общенациональных задач (экономический рост, борьба с бедностью, обеспечение полной занятости и т.д.). В развитых странах этот метод использовался и используется сейчас, конечно, имея свою специфику.

Данное направление в России, реализуется с большими трудностями и противоречиями, испытывая противодействие со стороны большого числа политиков и некоторых научно-теоретических школ, которые весьма своеобразно трактуют принципы либерально-рыночного хозяйствования. Реальная общемировая практика игнорируется противниками индикативного планирования, и в отношении индикативного планирования создаются нередко красочные мифы, не имеющие ничего общего с действительностью. Представляется полезным остановиться на наиболее важных из них.

Миф первый: "Индикативное планирование не отличается от директивного. Утверждение федеральным законом индикативного плана невозможно, так как рыночной экономике не свойственно директивное планирование".

На самом деле индикативное планирование служит достижению долгосрочных целей экономического развития страны методами косвенного воздействия на предприятия и не имеет ничего общего с социалистическим директивным планированием, когда спускаемые сверху планы безальтернативны и приравниваются к приказу. Индикативный план, не сковывая инициативы частного бизнеса, помогает определять общий курс управления предприятиями, информируя руководство и плановые подразделения о потенциальном спросе, положении дел в смежных областях, состоянии рынка рабочей силы и т.д. Без такого плана сложно обосновать направления и размеры инвестиций. В процесс составления плана под эгидой специально создаваемых правительством или президентом страны, управляющих органов вовлекаются многие предприятия, другие независимые субъекты, региональные и местные власти, общественные организации. В промышленно развитых странах в этих целях при специальных органах по стратегическому планированию создавались межведомственные комиссии (например, во Франции — Комиссия по модернизации).

Применительно к индикативным планам очень важно оценивать, "достигнуты или не достигнуты цели, поставленные в них". Плановые показатели выступают в качестве экономических индикаторов – носителей информации относительно ожидаемой экономической конъюнктуры. Обычно создаются соответствующие подразделения, в функции которых входят постоянный мониторинг динамики фактических показателей и их сравнение с индикативными показателями. При отклонении фактических результатов от намечавшихся проводится анализ причин этого, и при необходимости принимаются меры для корректировки планов. Ядром анализа, прогнозирования и планирования являются модели "затраты–выпуск" или межотраслевые балансы производства и распределения продукции.

Миф второй: "Индикативное планирование противоречит бюджетному законодательству Российской Федерации".

На самом деле индикативное планирование ни в какой степени не противоречит бюджетному законодательству, поскольку функции индикативного планирования шире задач обслуживания бюджетного процесса. В промышленно развитых странах индикативный план разрабатывается либо совместно с бюджетом, либо предшествует ему. В российской практике процесс разработки годового бюджета на основе трехлетнего прогноза развития экономики был до сих пор основным и единственным инструментом регулирования экономических процессов.

Реализация программно-целевого подхода предполагает более четкое целеполагание для проводимой экономической политики, ориентированной на достижение конкретных экономических результатов с точки зрения как темпов экономической динамики, так и ее структурного наполнения и качества. При таком подходе экономические реформы должны рассматриваться не как самоцель, а как инструмент достижения вполне конкретных результатов экономического прогресса. Важно здесь ориентироваться на принцип движения от общего к частному — от общенациональных приоритетов экономического развития и стратегических целей деятельности правительства к целям и задачам субъектов бюджетного планирования и реализуемым ими целевым федеральным и ведомственным бюджетным программам на трехлетнюю перспективу.

Миф третий: "Экономические индикаторы как основные составляющие индикативных планов являются только вспомогательными инструментами для разработки прогноза экономического развития".

Напротив, прогноз как более ранняя фаза разрабатывается для обоснования обобщающих показателей индикативных планов. Индикатор является центральным понятием системы индикативного планирования. Индикаторы определяются как параметры границ, в пределах которых система, включающая организационные механизмы, технологические связи, материальные и финансовые потоки, может устойчиво функционировать и развиваться в направлении реализации общенациональной цели (например, применительно к настоящему периоду – задача удвоения ВВП за десятилетие). Индикатор в рамках индикативного плана носит векторный, направленный характер. Индикаторы могут иметь предельные пороговые (минимальные и максимальные) уровни. При этом особое место занимает определение и использование пороговых значений, призванных сигнализировать о приближении критического состояния объекта управления и необходимости изменения стратегии его развития.

Дальнейшее влияние на объект управления осуществляется при помощи регуляторов — особых механизмов поддержания оптимального функционирования процессов. Регулятор является механизмом реакции на значение индикатора. Процесс управления строится на мониторинге факторных показателей (регуляторов), их анализе с учетом влияния на целевой показатель (индикатор), прогнозе возможных изменений регуляторов, условий развития объекта управления, оценке альтернативных вариантов решения при выборе наиболее эффективных вариантов.

Базой индикативного планирования является многостороннее макроэкономическое моделирование, определяющее требования к развитию основных отраслей экономики. Необходимо также просчитать соответствующие требования к наиболее крупным хозяйствующим субъектам, выработать рациональные параметры развития экономических систем субъектов Федерации.

Важнейшим элементом индикативного планирования следует считать развитие договорного взаимодействия федеральных органов управления с органами управления субъектов федерации, финансово-промышленными группами и крупнейшими предприятиями страны. Это позволит сформировать согласованную с регионами и промышленниками систему индикаторов, включающую индикаторы важнейших межотраслевых и межрегиональных поставок продукции и услуг.

Необходимо изучать и распространять опыт тех регионов России, где уже найдены эффективные решения по целенаправленному осуществлению экономической. Например, действенная система индикативного управления экономикой создана в Республике Татарстан. Для этого разработан и сформирован необходимый модельный аппарат, создана система информационных потоков. Ежегодно правительством Татарстана утверждается система индикаторов, ориентирующая хозяйствующие субъекты на решение актуальных для республики социально-экономических проблем.

В соответствии с действующей международной практикой полезно создать Федеральное агентство по стратегическому планированию при правительстве Российской Федерации, возложив на него координацию деятельности по разработке долгосрочных прогнозов, стратегических и индикативных планов и мониторинг их реализации, а также Совет по прогнозированию и стратегическому планированию инновационно-технологического, социально-экономического и территориального развития из представителей бизнеса, науки, федеральных, региональных и местных властей.


1 См.: Индикативное планирование: теория и пути совершенствования/ Монография. СПб: Знание, 2000. С. 51-54.
http://www.strategy.newparadigm.ru/strategy3.htm