Category: it

Category was added automatically. Read all entries about "it".

Маршал Великий Полководец

Стратегическое планирование в США и КНР на доступном языке и другие новости

https://wp.hse.ru/data/2016/11/14/1110320976/WP8_2016_04_%D0%A7%D0%B0%D1%81%D1%82%D1%8C2__________.pdf

---------------------------------------------------------------------------------------------
Проекты «Народный бюджет» в России.Народ сам решает как распределить местные расходы по секторам на развитие и благоустройство своего населенного пункта.Вот вам и прямая демократия без аналогов.

-----------------
https://or71.ru/primi_uchastie/narodniy_budjet_new/infographics/

---------------------------------------------------------------------------------------------



Обзор союзной повестки в российско-белорусских отношениях за 20–26 июля.

https://www.sonar2050.org/publications/alternativnaya-neft-okazalas-doroje-rossiyskoy-kak-minimum-na-50-mln-doll/
Маршал Великий Полководец

Пекин направит на развитие высоких технологий почти полтора триллиона долларов до 2025 г.

За десять месяцев 2019 года общий объем инвестиций в основной капитал выросли до 51,09 трлн юаней (около $7,3 трлн). Инвестиции частного сектора выросли на 4,4% до 29,15 трлн юаней, что на 0,3 процентных пункта медленнее, чем за первые девять месяцев. Инвестиции в высокотехнологическое производство и высокотехнологических услуг увеличились на 14,5% и 13,7% соответственно.

Подробности: https://regnum.ru/news/economy/2777479.html

Подземная гостиница в КНР

Китайское руководство во главе с Си Цзиньпином твердо намерено сделать Поднебесную мировым лидером в области высоких технологий (IT). В Пекине разработан план, по которому до 2025 года Китай вложит 1,4 триллиона долларов в развитие самых разнообразных технологий, начиная от беспроводных линий связи и заканчивая искусственным интеллектом (AI). В основе его технологический национализм – китайские IT-компании, сейчас больше известные только на территории Поднебесной, должны стать глобальными брендами. Причем, в основном за счет американских конкурентов.

План по выходу на первое в мире высоких технологий пересекается с отдельными задачами более известной программы «Сделано в Китае - 2025», которая вызывает острую критику в Соединенных Штатах, где хорошо понимают всю важность высоких технологий. Развязанная Вашингтоном война против Huawei во многом объясняется как раз желанием КНР выйти на первое место в технологическом секторе.

Очевидно, план будет официально утвержден на законодательном уровне на весенней сессии китайского парламента – Всекитайского собрания народных представителей (ВСНП), которая открывается в Пекине на этой неделе. Ожидается, что в этом году инвестиции правительства КНР составят 563 млрд долларов.

В центре плана по доминированию в IT-секторе, кроме Huawei, также такие компании, как Alibaba Group Holding Ltd. и Tencent Holdings Ltd.
Китайцам не привыкать к далеко идущим многомиллиардным планам, которые далеко не всегда достигают поставленных целей. Отличие нынешнего плана от предыдущих в том, что драйвером развития китайской экономики, переживающей сейчас не самые лучшие времена, будет в нем не привычное строительство мостов и дорог, а относительно новое для Китая развитие цифровой инфраструктуры.
Кстати, Bloomberg не уверен в успехе и этого грандиозного плана. Однако он в любом случае приведет к консолидации интернет провайдеров и, вероятно, поможет создать огромные компании, способные конкурировать с такими мировыми лидерами, как, например, GE и Siemens.

Китай, благодаря правительственным инициативам по развитию «новых инфраструктур», увеличивает инвестиции для развития городов будущего. Под термином «новая инфраструктура» подразумеваются меры и средства, которые страна готова предложить для модернизации своих городов. По прогнозам, общие инвестиции Китая в новую инфраструктуру в период до 2025 года составят 17,5 трлн юаней (около 2,46 трлн долларов США).

https://wtcmoscow.ru/news/kitay-novye-infrastruktury-budushchego/

Китай, естественно, не единственная страна, намеренная закачивать большие деньги в технологический сектор. В мае Сеул объявил о запуске новой программы «Новый курс» по созданию новых рабочих мест и приданию толчка южнокорейской экономике, в основе которой лежат развитие AI и беспроводной связи.

Что касается Поднебесной, то по данным Китайского центра информационного развития промышленности (CCIID), «мозгового центра», за которым стоит правительство КНР, 10 трлн юаней (1,4 трлн долларов) будут потрачены в течение ближайших шести лет в таких IT-секторах, как искусственный интеллект и Интернет вещей (IoT). Согласно прогнозам экономистов Morgan Stanley, Пекин намерен вкладывать в IT-сектор в течение 11 лет, т.е. до 2030 года в среднем по 180 млрд долларов ежегодно, что позволяет оценить всю программу почти в два триллиона долларов. Кроме чистых высоких технологий, американские экономисты включают в список и развитие таких вещей, как современная энергетика и высокоскоростные железные дороги.

Еще в 2017 г.

Шэньчжэнь - город Будущего

О том, что программа по захвату лидерства в секторе высоких технологий не миф, а уже начинает действовать, красноречиво говорят цифры: в этом году в первой десятке компаний, акции которых показывают самую мощную динамику, половина работает в IT-секторе. Это, например, создатель коммуникационных сетей Dawning Information Industry Co. и поставщик Apple - GoerTek Inc.

О многом говорит и распределение крупных контрактов в IT-секторе. Зимой главный китайский телекомовский оператор China Mobile распределил контракты на 37 млрд юаней (5,2 млрд долларов) на создание базовых станций 5G. 90% денег достались Huawei и другим китайским компаниям. Ни одна американская компания не была допущена к дележу «пирога». Из западных компаний в проекте будет участвовать лишь шведский концерн Ericsson, получивший чуть больше 10%. В основе проекта уже упоминавшийся технологический национализм. Digital China, к примеру, заменит в Чанчуне, провинция Гирин, американские облачные технологии computing staples IBM, Oracle и EMC китайскими.

https://expert.ru/2020/05/21/kitaj/



Рекордные 8 миллионов студентов закончат китайские университеты в 2017 году. Эта цифра почти в десять раз выше, чем в 1997 году, и более чем вдвое превышает число студентов, которые закончат обучение в этом году в США.

Всего два десятилетия назад высшее образование в Китае было редкой привилегией небольшой городской элиты. Но все изменилось в 1999 году, когда правительство запустило программу массового расширения посещаемости университетов. Только в том году поступления в университеты увеличились почти на 50%, и этот среднегодовой темп роста сохранялся в течение следующих 15 лет, создавая самый большой приток работников с университетским образованием на рынке труда в истории.

https://www.weforum.org/agenda/2017/04/higher-education-in-china-has-boomed-in-the-last-decade




По прогнозам к 2038 г. авиапарк гражданских самолетов ЮВА опередит Европу и США вместе взятыми. Более 19,5 тыс. самолетов! Количество гражданских лайнеров Африки приблизится к России достигнув около 1,9 тыс. шт. Бывший СССР ждет самую большую стагнацию в секторе по сравнению с другими континентами.Умирающий рынок...

https://www.statista.com/statistics/262971/aircraft-fleets-by-region-worldwide/
Маршал Великий Полководец

Как ЦРУ создавало Google

http://d-russia.ru/kak-cru-sozdavalo-google.html

В 1994 году, когда был создан «Горный форум» под эгидой управления министра обороны, управления оценки сетей и DARPA, два молодых аспиранта Стэнфордского университета – Сергей Брин и Лари Пейдж – сделали свою прорывную разработку в области первого поиска в Интернете (это ошибка – Google был далеко не первой поисковой машиной в Сети, ему предшествовали Altavista, Yahoo и др. — ред) и ранжирования веб-страниц. Это приложение стало ядром того, что в конечном итоге образовало сервис поиска Google. Брин и Пейдж выполняли свою работу при финансировании со стороны Инициативы цифровой библиотеки (DLI) – межведомственной программы Национального научного фонда, NASA и DARPA.

Но это лишь одна часть истории.

На протяжении всей разработки поискового механизма Брин регулярно и напрямую докладывал о работе двум лицам, которые вообще не являлись преподавателями Стэнфордского университета – д-ру Бхавани Турайсингхам (Bhavani Thuraisingham) и д-ру Рику Стейнхейзеру (Rick Steinheiser). Оба они были представителями исследовательской программы двойного назначения по информационной безопасности и анализу данных, проводимой разведывательным сообществом США.

Сегодня Турайсингхам является заслуженным профессором фонда Луис Бичерл (Louis A. Beecherl) и исполнительным директором Института исследований кибербезопасности Техасского университета в Далласе, признанным экспертом в области анализа данных и информационной безопасности. Но в 90-е годы прошлого века она работала в MITRE Corp. – ведущем оборонном подрядчике США, где возглавляла инициативу Систем массивных цифровых данных (MDDS) – проект, спонсированный АНБ и ЦРУ для содействия инновационным исследованиям в сфере IT.

«Мы финансировали Стэнфордский университет через учёного-компьютерщика Джеффри Ульмана (Jeffrey Ullman), у которого несколько перспективных студентов выпускных курсов работали по многим захватывающим темам», — сказала мне проф. Турайсингхам. «Брин – основатель Google – был одним из этих студентов. Программа MDDS разведывательного сообщества по существу обеспечивала Брину начальное финансирование, которое было дополнено многими другими источниками, в том числе из частного сектора».

Такой способ финансирования не является чем-то необычным, и тот факт, что Брин смог получить его, будучи студентом-выпускником Стэнфорда, видимо, является случайностью. В то время Пентагон присутствовал повсюду в области компьютерных исследованиях. Тем не менее, это подчеркивает, насколько глубоко укоренилась культура Кремниевой долины в ценностях разведывательного сообщества США.

В поразительном документе, размещённом на веб-сайте Техасского университета, Турайсингхам вспоминает, что в период с 1993 по 1999 год «разведывательное сообщество запустило программу Систем массивных цифровых данных (MDDS), которой я руководила от лица разведывательного сообщества, когда работала в MITRE Corporation». По этой программе финансировались 15 исследовательских проектов в разных университетах, в том числе в Стэнфорде. Целью программы была разработка технологий просеивания данных объёмами от нескольких терабайт до петабайта, в том числе для «управления запросами, транзакциями, хранением и интеграцией данных».

Одно время Турайсингхам была главным научным руководителем направления управления данными и информацией в компании MITRE, где она возглавляла совместные научно-исследовательские проекты для АНБ, ЦРУ, Научно-исследовательской лаборатории ВВС США, а также для командования боевых систем космического и морского базирования армии США (SPAWAR) и командования системами связи и электроники (CECOM). Она продолжила далее карьеру, преподавая на курсах обучения анализу данных для борьбы с терроризмом, проводимых для государственных чиновников и оборонных подрядчиков США.

К своей статье для Техасского университета она приложила краткое содержание программы MDDS разведывательного сообщества США, которое было представлено на ежегодном симпозиуме разведывательного сообщества в 1995 году. Там указывается, что основными спонсорами программы MDDS, которая функционировала при директоре ЦРУ, были три агентства: АНБ, департамент исследований и разработок ЦРУ, штаб управления сообщества (CMS) разведывательного сообщества США. Администраторами программы, которая обеспечивала финансирование в объёме 3–4 миллионов долларов в год на 3–4 года, назывались Хал Каран (Hal Curran) из АНБ, Р. Клутц (CMS), д-р Клаудиа Пирс (Claudia Pierce) из АНБ, д-р Рик Стейнхейзер (Rick Steinheiser) из департамент исследований и разработок ЦРУ, сама д-р Турайсингхам.

Турайсингхам далее в своей статье повторяет, что эта совместная программа АНБ и ЦРУ частично финансировала Брина при разработке ядра Google через грант Стэнфорду, который управлялся куратором Брина – проф. Дж. Ульманом:

«Фактически основателя Google Брина финансировала частично эта программа, когда он был аспирантом в Стэнфорде. Вместе с его куратором Дж. Ульманом и моим коллегой в MITRE д-ром Крисом. Клифтоном (Chris Clifton), главным научным руководителем по IT в Mitre, он разработал систему групповых запросов (Query Flocks System), которая давала решения для просеивания больших объёмов данных. Я вспоминаю поездки в Стэнфорд с д-ром Стейнхейзером из разведывательного сообщества, когда Брин подъезжал на роликовых коньках, отдавал презентацию и уматывал. Реально, на последней нашей встрече в сентябре 1998 года, Брин показал нам свой поисковый механизм, который стал вскоре ядром Google».

Брин и Пейдж официально учредили Google как компанию в сентябре 1998 года, в том же месяце, когда они последний раз отчитались перед Турайсингхам и Стейнхейзером. Механизм групповых запросов стал также частью запатентованной Google поисковой системы «PageRank» (ранжирование страниц), которую Брин разработал в Стэнфорде по программе MDDS-АНБ-ЦРУ, а также при финансировании от Национального научного фонда (NSF), IBM и Hitachi. В том же году проф. Клифтон из MITRE, который работал вместе с Турайсингхам в разработке системы групповых запросов, стал соавтором работы вместе с куратором Брина проф. Ульманом и Стейнхейзером из ЦРУ под заголовком «Распознавание знаний в тексте», которая была представлена на научной конференции.

«Финансирование по программе MDDS, которое поддерживало Брина, было значительным в той степени, в которой осуществляется посевное финансирование, но его, вероятно, превосходили другие потоки финансирования», — говорит Турайсингхам. «Срок финансирования для Брина был два года или около этого. В этот период я и мои коллеги по программе MDDS навещали Брина в Стэнфорде и отслеживали его продвижения раз в три месяца или где-то так. Мы на самом деле не контролировали его, но мы проверяли, насколько он продвинулся, указывали на возможные проблемы и предлагали идеи. На этих встречах Брин действительно представил нам исследование групповых запросов и продемонстрировал версии поискового механизма Google».

Таким образом, Брин регулярно отчитывался перед Турайсингхам и Стейнхейзером о своей работе по созданию Google. Действительно, в нескольких стэнфордских работах Брина и Пейджа содержатся ссылки на программу MDDS. В статье Брина и Пейджа, опубликованной в 1998 году, описывалась автоматизация методов извлечения данных из веба посредством «двойного итерационного извлечения моделей взаимосвязей», разработка «глобального ранжирования веб-страниц, названного PageRank», и использования PageRank «для создания нового механизма поиска, названного Google». В сноске во введении Брин подтверждает, что он «частично поддерживался программой массивных цифровых данных штаба управления сообществом» через грант фонда NSF, подтверждая тем самым, что программа MDDS-АНБ-ЦРУ предоставляла своё финансирование через Национальный научный фонд.

Этот грант, в котором Брин указан в числе поддерживаемых студентов (без упоминания программы MDDS), отличался от гранта научного фонда Пейджу, который включал финансирование от DARPA и НАСА. Отчёт проекта, составленный куратором Брина проф. Ульманом, утверждает в разделе «Знаки успеха», что «имеются несколько примеров новых стартапов на основе поддерживаемых фондом NSF исследований». В разделе отчёта «Последствия проекта» указывается: «И, наконец, проект Google также стал коммерческим в виде Google.com.»

Воспоминания Турайсингхам, таким образом, показывают, что программа MDDS-АНБ-ЦРУ не только финансировала Брина на всём протяжении работы с Пейджем при разработке Google, но что высокие представителя разведки США, включая сотрудника ЦРУ, следили за развитием Google на всём пути до момента готовности компании к официальной регистрации. В то время Google снабжался «значительным» объёмом посевного финансирования и обеспечивался наблюдением со стороны Пентагон, ЦРУ, АНБ и DARPA.

Минобороны не комментирует это.

Когда я попросил проф. Ульмана подтвердить, финансировался или нет Брин в рамках программы разведывательного сообщества MDDS, и знал или нет Ульман, что Брин регулярно знакомит Стейхейзера из ЦРУ с ходом работ по разработке механизма поиска Google, Ульман ответил уклончиво: «А можно мне узнать, кого вы представляете, и почему вас это интересует? Кто ваши источники?» Он также отрицал, что Брин сыграл значительную роль в разработке системы групповых запросов, хотя из научных работ Брина ясно, что воспользовался этими наработками в совместной с Пейджем разработке системы ранжирования страниц PageRank.

Когда я спросил Ульмана, отрицает ли он роль разведывательного сообщества США в поддержке Брина при разработке Google, Ульман сказал: «Я не собираюсь удостоить вниманием этот бред, отрицая его. Раз вы не хотите объяснить ни ваши теории, ни то, что именно вы хотите доказать, я не стану вам помогать ни в малейшей мере».

Краткое описание программы MDDS, опубликованное в Интернете на странице Техасского университета, подтверждает, что обоснование этого проекта ЦРУ-АНБ заключалось в «обеспечении посевного финансирования для разработки технологий управления данными, которое несёт высоки риски, но даёт высокую отдачу», в том числе методы «запросов, обзора результатов и фильтрации; обработки транзакций; методы доступа и индексации; управление метаданными и моделирование данных; интеграция неоднородных баз данных, а также разработка соответствующих архитектур». Конечной целью программы было «обеспечение доступа и сплав массивных объёмов данных, информации и знаний в неоднородную среду в реальном времени» для использования Пентагоном, разведывательным сообществом и потенциально всем правительством.

Эти выводы подтверждают утверждения Роберта Стили (Robert Steele), бывшего высокопоставленного офицера ЦРУ и гражданского заместителя директора и основателя управления разведывательной деятельности корпуса морской пехоты, у которого в прошлом году я взял интервью для газеты Guardian по вопросам разведывательной информации в открытых источниках. Ссылаясь на источники в ЦРУ, Стили в 2006 году сказал, что Стейнхейзер и его старые коллеги были основным звеном связи ЦРУ с Google, и организовали финансирование этой инновационной IT-фирмы на начальном этапе. В то же время основатель журнала Wired Джон Бателль (John Batelle) сумел получить следующее официальное опровержение от пресс-секретаря Google в ответ на утверждения Стили: «Утверждения, относящиеся к Google, абсолютно недостоверны».

К данному моменту, несмотря на многочисленные запросы и беседы, пресс-секретарь Google отказывается от комментариев.

Уже после публикации материала директор по корпоративным коммуникациям Google связался со мной и попросил включить в исследование следующий текст:

«Сергей Брин не был участником программы системы «групповых запросов» в Стэнфорде, и ни один из его проектов не финансировался разведывательными органами США».

А вот что я написал в ответ:

«Мой ответ на данное утверждение следующий: Брин лично в своём собственном научном труде выражал благодарность за финансирование от штаба управления сообществом в рамках инициативы систем массивных цифровых данных (MDDS), которое обеспечивалось через национальный научный фонд (NSF). MDDS была программой разведывательного сообщества, созданной ЦРУ и АНБ. У меня есть также письменное свидетельство, как указано в данной статье, от проф. Турайсингхам из Техасского университета, что она руководила программой MDDS от имени разведывательного сообщества США, и что она и Стейнхейзер из ЦРУ встречались с Брином каждые три месяца или около того в течение двух лет с целью ознакомления с ходом Брина работ по разработке Google и PageRank. Работал ли Брин по системе групповых запросов, к делу не относится.

В связи с этим, возможно, вам были бы интересны следующие вопросы:

1) Отрицает ли Google, что работа Брина была частично профинансирована программой MDDS через грант от научного фонда NSF?

2) Отрицает ли Google, что Брин регулярно отчитывался перед Турайсингхам и Стейнхейзером в период с примерно 1996 года по 1998 год до сентября названного года, когда представил им поисковый механизм Google?

Читать вторую >> и третью часть отчета >>